Житие Святителя Спиридона, епископа Тримифунтского

on Среда, 09 Декабрь 2015.

Житие Святителя Спиридона, епископа Тримифунтского

Святитель Спиридон, епископ Тримифунтский (Саламинский), чудотворец, родился около 270 года на острове Кипре, в деревушке под названием Аския (Ассья) недалеко от Тримифунта (Тримитусы). О детстве и юности Спиридона, о его родителях не сохранилось никаких достоверных сведений, известно лишь, что они были простые крестьяне, а сам будущий Святой в детстве пас овец и коз (его принято изображать на иконах в пастушьей шапочке, сплетенной из ивовых прутьев). Он не получил никакого образования, но от природы имел здравый ум, светлую и добрую душу. Вос­питанный в христианском благочестии, добро­детельный и незлобивый Спиридон вел чистую, богоугодную жизнь; необычайная доброжелательность и душевная отзывчивость привлекали к нему многих людей: бездомные находили у него приют, а странники - пищу и отдых; для каждого человека, независимо от возраста и социального положения, он был неиссякаемым источником благодеяний. Он оказывал помощь в различных житейских нуждах, но более всего заботился об исцелении греховных язв. Отличительными чертами его были трогательная простота, смирение, искренность и кротость, он был подлинным воплощением любви. Благодать Божия, почивавшая на нем, и его природная сообразительность развили в нем мудрость, перед которой терялись величайшие философы того времени.

Еще в молодости он женился на честной целомудренной девушке, у них родилась дочь Ирина, которую святой Спиридон сам крестил. Семейная жизнь продолжалась недолго, вскоре жена умерла, однако и после этой тяжелой потери Святой не впал в уныние, а еще усерднее продолжил служение Господу своими добрыми делами. Всей своей жизнью «он наглядно показал, что, живя в миру, семейно, делами милосердия и любви, всецелой преданности Господу и Его Святой Церкви можно достичь святости и спастись».

После смерти местного священника духовенство и все жители Тримифунта и окрестных деревень единодушно избрали Спиридона первым епископом Тримифунта, убедили его стать пастырем их душ, заботиться и о словесном стаде. Образ жизни Святителя после этого не изменился: с раннего детства он привык довольствоваться малым, и в высоком архиерейском сане, не гордясь своим влиятельным положением, являл местным жителям пример добродетельной жизни, по великому смирению продолжая кормиться трудами рук своих. За непрестанную память о Боге и добрые дела Господь не оставил Своего верного служителя без милости: Он щедро наградил этого истинного поборника веры даром прозорливости и чудотворения. Святитель Спиридон исцелял неизлечимо больных, врачевал не только телесные, но и душевные недуги людей, изгонял бесов и даже воскрешал мертвых. Особым даром Святителя была власть над силами природы - по его молитве отверзалось небо и проливался живительный дождь, рассеивались грозовые облака, останавливал свое течение водный поток. Он был для своей паствы заботливым и любвеобильным отцом, умел сострадать каждому в его горестях и скорбях, соединяя пастырское служение с делами милосердия.

 Вот лишь некоторые свидетельства о чудесах, совершенных Господом по молитвам святого Спиридона.

Однажды на Кипре случилась продолжительная засуха, после которой наступил голод, унесший многие жизни. Тяжело было святителю Спиридону видеть страдания людей и, подобно великому пророку Илии, Святой обратился с горячей молитвой к Богу. Небо тотчас покрылось со всех сторон облаками, но что самое удивительное - чтобы кто-нибудь не подумал, что дождь пошел естественным образом, облака долго стояли на одном месте, дождь не начинался до тех пор, пока Святой вновь не обратился ко Господу. И Тот не презрел молитв раба Своего: вместе со слезами, которые текли из глаз святого Спиридона, пошел дождь. Земля, досыта напоенная влагой, дала обильный урожай, и жители были спасены.

Доброта Святого соединялась со справедливой строгостью по отношению к людям недостойным. Через несколько лет голод вновь обрушился на страну. Некоторые торговцы в погоне за прибылью придерживали зерно в ожидании более высоких цен. К одному из них пришел крестьянин: засуха оставила его без урожая, и вся семья сильно страдала от голода. Бедняк просил дать ему зерна в долг под проценты, но торговец был неумолим. Изнеможенный и отчаявшийся человек отправился к святому Спиридону и рассказал о своем горе. Святитель утешил его: «Не горюй, вскоре твой дом будет полон хлеба, а тот, кто сегодня обрекает твою семью на неминуемую смерть, завтра будет упрашивать тебя взять у него зерно без платы». Думая, что Святой сказал это только для того, чтобы его утешить, бедняк ушел в печали. Но случилось так, как предсказал Святитель - ночью по воле Божией пошел сильный дождь и смыл амбар жадного хлеботорговца, потоки воды унесли все его зерно. Утром растерявшийся богач бросался ко всем, в том числе и ко вчерашнему просителю, с просьбой взять столько, сколько кто пожелает, лишь бы помочь спасти оставшееся зерно. Многие из нуждавшихся приходили и собирали пшеницу, разнесенную потоками по дорогам, набрал себе вдоволь и тот крестьянин.

Так Господь наказал богача за жадность, а бедняка избавил от нищеты и голода. Но урок этот не пошел торговцу впрок, он был недостаточно научен потерей и не излечился от скупости.

Вскоре после наводнения другой крестьянин стал просить у него хлеба взаймы, обещая вернуть сторицей после сбора урожая, но торговец требовал от него большой залог, которого у бедняка не было. Этот человек также отправился к епископу Спиридону за помощью. Владыка велел не унывать и надеяться на помощь Божию. На следующий день Святитель сам пришел в дом несчастного, принес золото и сказал: «Отдай это торговцу и возьми у него зерно, а когда соберешь урожай и у тебя будет излишек хлеба, выкупи этот залог и принеси его мне». Бедняк так и поступил. Посеял зерно, снял урожай, который, по молитвам Тримифунтского чудотворца, выдался необыкновенно богатым, выкупил золото и принес своему благодетелю. Спиридон взял золото и предложил крестьянину пройти в сад поблагодарить Того, Кто пожалел его и так щедро дал взаймы. Войдя в сад, Владыка положил золото около трещины в ограде и стал молиться: «Господи мой, Иисусе Христе! Своей волей все созидающий и претворяющий! Повели и этому золоту, ранее превращенному Тобой из животного, опять принять первоначальный вид». Когда он так молился, кусок золота вдруг зашевелился и обратился в змею, которая, извиваясь, уползла в свою нору. Ради нужды ближнего прошением своим претворил святитель Спиридон змею в золото, а потом из золота опять сделал змеей. При виде этого чуда крестьянин упал на колени, славя Господа и святого Спиридона.

Завистники оклеветали одного из друзей епископа Спиридона, безо всякой вины тот был заключен в тюрьму и осужден на смерть. Узнав об этом, Святитель поспешил ему на помощь. В ту пору были сильные дожди - река на пути Святителя разлилась, а переправы через нее не было. Вспомнив, как перешел разлившийся Иордан Иисус Навин, святитель Спиридон, с твердой верой во всемогущество Божие, приказал водному потоку расступиться. Река остановилась в своем течении, образовался проход, который держался до тех пор, пока Святитель и все его спутники, «яко по суху», перешли на другой берег. Потом же река вновь потекла своим обычным путем. Свидетели этого чуда поспешили к судье и рассказали ему о приближении Святого и о том, что он совершил по дороге. Судья с почетом принял святителя Спиридона и тотчас отпустил его невиновного друга.

Выдающийся византийский агиограф X века Симеон Метафраст уподоблял святителя Спиридона патриарху Аврааму в добродетели гостеприимства и приводил следующий рассказ из жизни Святого.

Однажды во время Великого поста в дом епископа Спиридона пришел странник. Видя, что путник очень утомлен и голоден, Святи­тель велел своей дочери омыть гостю ноги и накормить его. Но так как сам Святитель был очень строгим постником и в дни Четыредесятницы вкушал пищу только в определенный день, а в прочие обходился без еды, в доме не было нужных припасов. Ирина сказала, что в доме нет ни хлеба, ни муки. Тогда святитель Спиридон велел ей поджарить хранившееся в запасе к окончанию поста со­леное свиное мясо. Святитель видел, что ослабевшему пут­нику надо было набраться сил перед дорогой. Усадив гостя за стол, Святитель благосло­вил трапезу, но путник отка­зался есть мясо в пост, сказав, что он христианин. Тогда епи­скоп Спиридон заметил: «Тем менее надобно отказываться, ибо Слово Божие изрекло: "Для чистых все чисто"».

За чистоту своего сердца уже здесь, на земле, святитель Спиридон был удостоен лицезреть Ангелов небесных. Они сослужили Святому в храме Божием.

Епископ Спиридон пришел в церковь к вечерне; случилось так, что в храме никого не было, кроме церковнослужителей, но Владыка велел возжечь множество свечей и лампад, а сам в духовном умилении встал перед алтарем. Началась служба и, когда епископ Спиридон возгласил: «Мир всем!», а в храме некому было дать положенный ответ, вдруг сверху послышалось великое множество голосов: «И духови твоему!», и после каждого прошения ектении сверху раздавалось дивное пение: «Господи, помилуй!». Хор этот был велик и строен, сладкогласнее всякого пения людского. Дивные звуки услышали люди, находившиеся далеко от церкви. Чудесное пение услаждало сердца, но когда они вошли в храм, то не увидели никого, кроме епископа Спиридона с немногими церковными служителями.

Однажды, когда святитель Спиридон стоял в церкви во время богослужения, в лампаде закончился елей, и пламя стало угасать. Святой огорчился, что погаснет лампада и нарушится стройный чин богослужения, но Господь утешил его: лампада чудесным образом наполнилась елеем, который стекал на землю, сверкая огненными струями. Церковные служители принесли сосуды, поставили под чудотворной лампадой и собирали обильно изливавшийся елей. Сразу после завершения богослужения истечение масла прекратилось, однако дарованного Господом елея еще хватило надолго для освещения храма.

В 325 году император Константин Великий созвал в городе Никее Первый Вселенский Собор, целью которого было определение основных истин Православной веры и осуждение ереси Ария. Основным догматом христианства является данная через Божественное Откровение истина о Святой Троице. Доктрина Ария, не признававшего полноты Божественности Спасителя, подрывала основу христианского учения о триединстве Божества. Созыв Вселенского Собора стал огромным событием в жизни Церкви. Впервые встретились представители всех Поместных Церквей, чтобы обсудить важнейшие церковные дела. Отправился в путь и святитель Спиридон. Предание сохранило некоторые удивительные рассказы о том, что происходило с ним во время этого путешествия.

...Старец Варсонофий Оптинский любил рассказывать случай из жизни Святого: «Когда святитель Спиридон, епископ Тримифунтский, ехал на Вселенский Собор, довелось ему остановиться на ночлег в одной гостинице. Сопровождавший его инок, войдя к нему, спросил: "Отче, не могу понять, отчего это наша лошадь не ест капусты, которую я купил у нашего хозяина. Капуста-то хорошая, впору человеку есть, а лошадь не ест?". "Оттого, - сказал Святой, - что лошадь чувствует нестерпимый смрад, исходящий от капусты по той причине, что наш хозяин заражен страстью скупости". Человек, не просвещенный духом, этого не замечает, но святые имеют дар Божий распознавать страсти».

...В другую ночь, когда святитель Спиридон остановил­ся на ночлег, ариане убили лошадей Святого - отсекли у них головы. Святитель повелел вознице приставить головы лошадей к туловищам, усердно помолился, и вскоре лошади были здоровы. Но возница или торопился, или проявил небрежность - встречные удивлялись, увидев на дороге черную лошадь с белой головой и белую лошадь с черной.

 ...Двенадцать арианских епископов, опасаясь, что на Соборе святитель Спиридон убедит императора Константина в преимуществе Православной веры перед арианской, к которой император склонялся, уговорили его издать указ, запрещающий капитанам кораблей брать на борт епископа Спиридона. После того как ариане отплыли, святитель Спиридон спустился к берегу моря, снял свою монашескую накидку, половину ее положил на воду, а другую половину прикрепил к посоху в качестве паруса и, встав на это сооружение, отдался на милость волнам и ветрам. Он достиг Никеи ранее своих противников. Каково же было их изумление, когда они увидели Святого на Соборе.

На Соборе в Никее присутствовали триста восемнадцать богоносных отцов, в том числе святители Николай Мирликийский и Спиридон Тримифунтский. Присутствовали там и греческие философы. Мудрейший из них, Евлогий, выступил на стороне Ария. Философ обладал даром красноречия, и не было ни одного вопроса, на который он не нашел бы хитроумного ответа в защиту ереси. Святитель Спиридон, увидев, что философ кичится своими знаниями и направляет их против Православной веры, стал просить святых отцов позволить ему вступить в диспут с Евлогием. Но святые отцы, зная, что он человек простой и неискушенный в науках, запрещали ему. Однако епископ Тримифунтский, веря в силу премудрости Божией, обратился к мудрецу: «Философ! Во имя Иисуса Христа, выслушай то, что я тебе скажу Един Бог, сотворивший небо и землю, и создавший из земли человека, и устроивший все прочее видимое и невидимое Словом Своим и Духом. И мы веруем, что Слово есть Сын Божий и Бог, Который, умилосердившись над нами, заблудшими, родился от Девы, жил с людьми, пострадал, и умер ради нашего спасения, и воскрес, и с Собой совоскресил весь род человеческий. Мы веруем, что Он придет судить всех нас праведным судом и каждому воздаст по делам его; веруем, что Он одного Существа со Отцом, равной с Ним власти и чести... Так исповедуем мы и не стараемся исследовать эти тайны любопытствующим умом, и ты не осмеливайся исследовать, как все это может быть, ибо тайны эти выше твоего ума и далеко превышают всякое человеческое знание».

Простые слова благодатного старца оказались убедительнее ученых мудрствований философа. Потрясенный до глубины души Евлогий ничего не смог возразить святителю Спиридону. Наконец он сказал: «Ты прав, старец. Я принимаю твои слова и признаю свою ошибку. Пока состязание велось посредством доказательств, я искусством спорить отражал их, но когда вместо доказательств из уст твоих начала исходить особая сила, доказательства стали бессильны против нее. Я больше не могу противиться Богу». Затем философ обратился к своим друзьям и ученикам: «Если кто-то из вас мыслит так же, как я, то уверуем во Христа и последуем за этим старцем, устами которого говорит Сам Бог». Впоследствии Евлогий отрекся от ереси и принял святое Крещение.

На этом же Соборе было явлено чудо, воздействующее не на ум, а прежде всего на сердца колеблющихся в вере.

Святитель Спиридон явил образное доказательство Единства во Святой Троице. Он, сотворив крестное знамение, взял в правую руку плинфу, обыкновенный глиняный кирпич, и стиснул его: «Во имя Отца!», и в это мгновение, к изумлению всех присутствующих, из плинфы вырвался вверх огонь. Святитель продолжал: «и Сына!», вниз потекла вода, «и Святого Духа!», и, раскрыв ладонь, показал оставшуюся на ней сухую глину, из которой была вылеплена плинфа. «Вот три стихии, а плинфа одна, - сказал тогда Святитель. - Так и в Пресвятой Троице - Три Лица, а Божество Едино».

Таким чудесным доказательством епископ Спиридон объяснил арианам исповедуемое православными Единство Трех Божественных Ипостасей Святой Троицы. Все поняли простую мысль: как в простой материи соединяются три естества - огонь, вода и земля, так и в Боге соединились три Ипостаси: Отец, Сын и Святой Дух. Победа Православия была несомненна. Большинство из присутствующих ариан вернулись к исповеданию Православия.

По окончании Собора в Никее, где святитель Спиридон наглядно показал собравшимся силу Божию, его стали превозносить и почитать во всем Православном мире. Однако, скромный и смиренный, он вернулся на Кипр, чтобы продолжить исполнение своих пастырских обязанностей. В родном городе Святителя ожидало печальное известие - умерла его любимая дочь Ирина. Святитель Спиридон был очень к ней привязан, после смерти матери Ирина усердно ухаживала за Спиридоном, во всем ему помогая. С юных лет она наследовала набожность своего отца и усвоила правила христианского благочестия, которые ей внушали родители. Незадолго до внезапной кончины девушки одна женщина дала ей на хранение ценные золотые украшения, которые Ирина надежно спрятала в доме и не успела вернуть владелице. Святитель был в то время на Соборе в Никее и ничего об этом не знал. Когда к нему пришла хозяйка драгоценностей и со слезами стала просить вернуть золото, Владыка, искренне желая помочь ей, тщательно обыскал весь дом, но не нашел чужого сокровища. Епископ Спиридон посчитал эту утрату собственным несчастьем. Он вместе со своими домашними пошел на могилу дочери. Святой прочитал молитву и, наклонившись над могилой, обратился к мертвой Ирине, как к живой: «Дочь моя! Где находятся украшения, отданные тебе на хранение?». В ту же минуту голос из глубины могилы ответил: «Господин мой! Я спрятала их в нашем доме». И она указала место, где было укрыто сокровище. Тогда Святой сказал ей: «А теперь спи, дочь моя, пока не разбудит тебя Господь во время всеобщего воскресения». Благоговейный ужас и изумление охватили всех присутствовавших при столь удивительном событии. Вернувшись домой, Святитель Спиридон нашел в указанном месте спрятанные драгоценности и отдал их владелице.

После смерти Константина Великого его империя разделилась на две части, восточной частью империи правил его старший сын Констанций. Находясь в городе Антиохии, император тяжело заболел, лучшие врачи не смогли исцелить его. Тогда Констанций обратился к Богу, Истинному Врачу душ и телес, с молитвой о своем исцелении. И вот однажды в тонком сне он увидел Ангела, который показал ему целый сонм епископов, и среди них - двоих, способных победить его болезнь. Царь собрал епископов со всех окрестных городов, но не нашел среди них тех, кого указал ему во сне Ангел. Он второй раз собрал епископов из более отдаленных областей, но вновь там не было, виденных им во сне. Констанций решил пригласить епископов со всей империи. Царское приглашение достигло и Кипра. Епископу Спиридону Бог открыл все про болезнь императора, и Владыка со своим учеником Трифиллием отправился к Констанцию.

По прибытии в Антиохию они пошли в царский дворец. Святой Спиридон был очень бедно одет, в руке у него был финиковый посох, на голове самая простая, почти нищенская, митра, на груди у него висел глиняный сосудец, в котором, по обычаю жителей Иерусалима, он носил елей от Святого Креста. Один из стражников принял епископа Спиридона за нищего и не позволил им войти, он даже ударил Владыку по щеке. Святитель, памятуя слова Господа и желая вразумить обидчика, подставил ему и другую щеку. Тогда служитель понял, что перед ним стоит Святой, и с сокрушением признал свою вину.

Едва святитель Спиридон и сопровождавший его ученик вошли в царские покои, Констанций тотчас же узнал их - именно в таком образе Ангел являл императору его целителей. Император Констанций поспешил навстречу своим спасителям и, преклонив голову, смиренно просил о помощи. Помолившись Господу, святитель Спиридон положил руку на голову императора. Святому было достаточно лишь коснуться Констанция, как страшная боль, мучившая долгое время императора, мгновенно прошла. Свидетелями этого чуда были все находившиеся в зале сановники и слуги императора.

Ученик Спиридона, Трифиллий, был крайне поражен роскошью и великолепием царского дворца, количеством и нарядами находившихся там вельмож. Его привел в восхищение и облик императора, облаченного в роскошные, украшенные золотом и драгоценными камнями одеяния. Спиридон, заметив это, сказал Трифиллию: «Чему ты так дивишься, брат? Неужели царское величие и слава делают царя более праведным? Разве царь не умирает так же, как и последний нищий, и не предается погребению? Разве он не предстанет одинаково с другими на Страшном Суде? Зачем то, что разрушается, ты предпочитаешь неизменному и дивишься ничтожеству? Прежде всего следует искать того, что невещественно и вечно, и любить нетленную Небесную славу».

Исцелив императора от телесной болезни, Святитель стал врачевать и его духовные недуги. Святой Спиридон много поучал Констанция, просил его всегда помнить о благодеяниях Божиих, быть щедрым к просящим, милосердным к согрешающим, любящим и добрым отцом для всех подданных. Святой заповедал царю строго хранить правила благочестия, не совершать ничего противного Церкви Божией. Император искренне полюбил своего благодетеля и по просьбе Святителя освободил от податей священников, диаконов, всех клириков и служителей церковных, рассудив, что непри­лично служителям Царя Небесного платить дань царю земному.

Святитель Спиридон обладал редким во все времена даром нестяжательности и жертвенности. Констанций в благодарность за свое исцеление долго уговаривал Святителя принять в дар золото, но Спиридон отказывался: «Нехорошо платить ненавистью за любовь, - говорил он, - ибо то, что я сделал для тебя, есть любовь. Я оставил дом, долго плыл морем, перенес жестокие холода и ветры, чтобы исцелить тебя. Разве это не любовь? А ты даешь мне золото, причину всякого зла». Только усиленные просьбы царя убедили его принять в дар золото. Но, едва покинув дворец, святитель Спиридон раздал все деньги нуждающимся. Узнав, с какой легкостью святой Старец расстался с целым состоянием, Констанций понял, что это еще один урок вразумления для него. Он велел одарить бедняков, вдов и сирот пищей и одеждой, чтобы «каждый был вполне доволен его щедростью», и отпустить на свободу христиан, попавших в рабство.

По пути домой святитель Спиридон остановился в доме одного странноприимца, здесь к нему пришла женщина-язычница, не умевшая говорить по-гречески, с мертвым ребенком на руках. Безутешно рыдая, она положила у ног Святителя тело своего сына. Никто не знал ее языка, но самые слезы ее свидетельствовали о том, что она умоляет воскресить ребенка. Святитель Спиридон, избегая тщетной славы, сначала отказывался помочь, но был побежден горькими рыданиями матери. Он спросил своего диакона Артемидора: «Что нам делать, брат?». «Зачем ты спрашиваешь меня, отче? - отвечал диакон. - Если ты исцелил царя, то неужели отвергнешь эту несчастную?» Святой Старец, преклонив колени, обратился ко Господу, и молитва его была услышана - Господь вернул младенца к жизни. Мать, потрясенная этим чудом, упала замертво. Порой и чрезмерная радость бывает вредна для здоровья. Огорченный смертью женщины, смиренномудрый Старец вновь спросил диакона: «Что нам теперь делать, брат?». Диакон повторил свой прежний совет, и Святитель опять прибег к молитве. Затем он сказал умершей: « Воскресни и встань на ноги!». И женщина встала, как бы пробудившись от сна. По молитвам святителя Спиридона Господь и ее вернул к жизни. Всем присутствовавшим при этом Владыка запретил рассказывать об увиденном, и только после кончины Святого, не желая молчать о силе и величии Божиих, Артемидор поведал верующим об этом чуде.

Церковные историки писали о том, что святитель Спиридон чрезвычайно заботился о строгом соблюдении церковного чина и сохранении во всей неприкосновенности, до последнего слова, книг Священного Писания. Святитель строго обличал священников, которые в своих проповедях неточно употребляли слова Евангелия и других богодухновенных книг.

Как-то ученик Святителя Трифиллий, «красноречивейший в своем веке», который к тому времени был поставлен епископом города Левкусии и славился своей ученостью, произносил в церкви поучение. В своей проповеди он упомянул слова Христа, сказанные расслабленному: «Востани, возми твой одр». Но Трифиллий сказал так: «Востани, возми твое ложе». Не терпя неточности Евангельского текста, святитель Спиридон возмутился и сказал: «Неужели ты лучше Христа, сказавшего "одр", что стыдишься употребленного Им слова?». Вслед за этим он открыто покинул храм.

Этот урок смиренномудрия и кротости святитель Спиридон дал ученику своему ради душевной пользы Трифиллия, чтобы тот не возгордился данным ему талантом красноречия.

Однажды епископы Спиридон и Трифиллий проходили по местности, называемой Паримна, отличавшейся необыкновенной красотой природы и изобилием виноградников. Трифиллий, пораженный этим великолепием, захотел приобрести здесь какое-либо поместье для своей церкви. Он долго размышлял об этом про себя, но его желание не утаилось от прозорливых духовных очей святителя Спиридона, и он обратился к ученику: «Зачем, Трифиллий, ты постоянно думаешь о суетном? Желаешь поместье, которое на самом деле не имеет никакой цены. Наши сокровища на Небесах, у нас есть дом нерукотворенный, вечный - к ним стремись и ими заранее (через богомыслие) наслаждайся: они не могут переходить из одного состояния в другое, и кто однажды сделается обладателем их, тот получит наследие, которого уже никогда не лишится». Слова эти принесли великую пользу Трифиллию. Так святитель Спиридон постепенно возводил ученика своего к духовному совершенству.

В дальнейшем по молитвам наставника святитель Трифиллий за свою богоугодную жизнь сподобился бесчисленных дарований от Бога. Великий угодник Божий Спиридон Тримифунтский, сам будучи добродетельным, направлял к добродетели и других.

Святитель Спиридон был образцом христианской благотворительности. История, рассказанная Созоменом, характерна для Святителя. У святого Спиридона был обычай: из собранного урожая одну часть раздавать бедным, а другую отдавать в долг нуждающимся. Сам он лично ничего не давал, а просто показывал вход в кладовую, где каждый мог взять, сколько нужно, и потом возвратить таким же образом, без проверки и отчета.

Святой Старец прославился не только как чудотворец, но и как человек необыкновенной мудрости.

Однажды к епископу Спиридону пришел крестьянин и, сетуя на неурожай, попросил не­много зерна на посев. Владыка сказал просите­лю, чтобы тот сам зашел в сарай и взял необхо­димое количество. «Разве ты не пойдешь со мной посмотреть, сколько я у тебя беру, чтобы знать, сколько с меня требовать обратно?» - спросил крестьянин. «Я просто знаю, что ты возьмешь столько, сколько тебе требуется, а вернешь столько, сколько сможешь», - спокойно ответил Святитель. Проситель был очень удивлен ответом Святого, но когда зашел в сарай, то просто физически не смог взять больше, чем ему действительно требовалось - лишнее зерно высыпалось у него из рук.

Один тримифунтский купец имел обыкновение брать у Святителя деньги взаймы для торговых оборотов, а когда возвращал, Владыка обычно говорил ему, чтобы он сам положил деньги в ящик, из которого взял, никогда не проверяя, правильно ли платит должник. Так продолжалось довольно длительное время, и дела торговца процветали, ему было выгодно брать взаймы у епископа Спиридона - ведь отзывчивый пастырь, давая деньги в долг, никогда не взыскивал проценты. Но однажды торговец, ослепленный корыстолюбием, не положил деньги в ящик, а оставил у себя. Однако утаенные золотые монеты не пошли ему на пользу, торговец полностью разорился и вновь пришел просить взаймы. Епископ выслушал гостя и сказал: «Ступай, чадо мое, и возьми деньги там, где ты их положил». Торговец пошел к ящику, но, конечно же, ничего не нашел в нем. «Если бы ты вернул деньги, - сказал святой Спиридон, - то они лежали бы на том месте, куда ты их положил, а если ты оставил их себе, то зачем искать их теперь в ящике? Ведь кроме тебя к нему никто не прикасался». Жадный купец больше обманул себя, чем святителя Спиридона - святому Старцу больше нечего было ему одолжить. Святитель стал ласково увещевать заблудшего не желать чужого добра, а зарабатывать честным трудом и помогать бедным. Купец устыдился, раскаялся, припал к ногам Владыки и был тотчас прощен.

Пришел как-то к святителю Спиридону человек, пожелавший купить из его стада сто коз. Торговец решил воспользоваться доверчивостью и простодушием Владыки. Он оставил в доме плату только за девяносто девять, надеясь, что обман не будет замечен. По своему обыкновению, святитель Спиридон не стал пересчитывать деньги и отправился с покупателем к стаду. Когда они вошли в загон, прозорливый пастырь велел покупателю взять столько коз, за сколько тот заплатил. Отсчитав сто коз, новый хозяин выгнал их за ограду, но одна козочка побежала назад. Покупатель силой потащил ее за собой, но она вырвалась и опять побежала в загон. Великодушный Святитель не хотел открыто обличить нечистого на руку покупателя и тихонько спросил: «Сын мой, должно быть, не напрасно животное так себя ведет. Может быть, ты забыл за него заплатить? Лучше поднимись в дом и проверь, сколько денег ты там оставил». Торговец понял, что совершенный им обман известен Владыке. Он раскаялся, попросил прощения и отдал недостающие деньги. А козочка больше не упиралась и сама кротко пошла за новым хозяином.

Известен также рассказ Сократа Схоластика о том, как воры решили похитить овец святителя Спиридона. Глубокой ночью они забрались в овчарню, но Бог, любя угодника Своего и охраняя его скудное имущество, невидимыми узами крепко связал похитителей, так, что они не могли выйти из ограды и оставались там против своей воли всю ночь. Когда настало утро, Святой пришел к овцам и, увидев связанных силой Божией воришек, обратился с молитвой ко Господу, прося освободить их; и случилось новое чудо - незримые путы спали с пленников. «Не надо, дети мои, зариться на чужое добро, - вразумлял злоумышленников святитель Спиридон. - Видите, как за бесчестный поступок вас наказал Господь. Старайтесь впредь добывать себе пропитание честным трудом». Незлобивый Владыка простил воришек и, отпуская с миром, с удивительным чувством юмора предложил: «Возьмите одного барашка из моего стада, дабы никто не сказал, что вы напрасно бодрствовали ночью и без пользы пришли к тому человеку, у которого лучше просить и получать даром, чем красть».

Мудрый Спиридон всегда знал, как вразумить согрешившего, поэтому он не стал потворствовать пороку наживы богатого торговца и не отдал ему даром лишнюю козочку, а порок бедняков, пытавшихся у него украсть овец, исцелил любовью и милосердием. Он не только простил их, но и щедро одарил. Своими деяниями и чудотворением Святитель стремился в каждом пробудить совесть, вселить в сердце любовь к ближнему и укрепить веру в Господа. Тем, кто следовал наставлениям святого Спиридона, они служили на пользу, а тех, кто их отвергал, ждал плохой конец.

Святитель Спиридон имел не только благодать чудотворения, но и пророческий дар, видел грехи людские и старался привести к покаянию согрешившего.

Однажды Святитель при­ехал к своему другу Пробатию. Этот благочестивый человек, подражая Великому Учителю Христу, налил в таз воду и собрался омыть ноги святому Спиридону. Местные жители, узнав, что он остановился у Пробатия, поспешили к любимому Владыке за благословением. Каждый из пришедших стремился омыть ему ноги, а особенно - одна незамужняя женщина, которая тайно находилась в незаконном сожительстве. Спиридон, зная это (мудрому Старцу дано было свыше прозревать тайные грехи людские), запретил блуднице прикасаться к себе. И он сделал это не потому, что гнушался грешницей и отвергал ее - ученик Господа знал, что Сам Учитель не гнушался мытарей, грешников и блудниц. Святитель Спиридон хотел заставить женщину вспомнить о своих прегрешениях и устыдиться своих нечистых дел. И так как женщина настойчиво старалась прикоснуться к его ногам и омыть их, Святой с кротостью и любовью обличил ее и побудил устыдиться и покаяться. Женщина ужаснулась тому, что самые тайные ее деяния и помыслы не были скрыты от святого Спиридона. Ее охватил стыд, с сокрушенным сердцем упала она к ногам Святителя и омыла их уже не водой, а слезами. Она провела остаток жизни в целомудрии и чистоте и ее жизнь для многих послужила по­учительным примером.

Провидя тайные грехи людей, Святой призывал их к покаянию и исправлению. Тех, кто не внимал голосу совести и словам Святого, постигало наказание Божие. В воспоминаниях сохранились бесчисленные примеры точности его предсказаний, вследствие чего он даже воздерживался произносить их, чтобы его не считали причиной прозорливо предвидимых им бедствий.

Один купец, житель Тримифунта, отправился по своим торговым делам в длительную поездку. Он отсутствовал больше года, а когда вернулся, обнаружил, что жена изменила ему и ждет ребенка. Со слезами на глазах обманутый муж пришел к Святителю и рассказал ему о своем позоре. Святой Спиридон позвал согрешившую женщину к себе и строго спросил: «Зачем ты осквернила ложе мужа и обесчестила его дом?». Но женщина, потеряв всякий стыд, осмелилась солгать Святому, что она зачала от мужа, и ребенок дожидается отца, чтобы при нем родиться. Отстаивая эту ложь, женщина стала кричать, что ее оклеветали и обидели. Имея любвеобильное сердце, Святитель в то же время был строг, когда видел нераскаянность и упорство во грехе. Он сказал женщине: «В великий грех ты впала, велико должно быть и твое покаяние. Вижу я, что твое прелюбодеяние привело тебя в отчаяние, а отчаяние привело к бесстыдству. Справедливо было бы понести тебе скорое наказание, но надо дать тебе время для покаяния. Нет у греха такой силы, которая способна превзойти Божие человеколюбие. Господь готов поддержать всех падающих, но для этого ты должна покаяться. Запомни, ребенок не родится, пока ты не скажешь правды». Но безрассудная блудница продолжала дерзко настаивать на своей невиновности.

Слова Святителя в скором времени сбылись. Когда пришло время родить, неведомая сила удерживала плод во чреве. Женщина, несмотря на то, что испытывала страшные мучения, не захотела признаться в своем грехе. Без покаяния, в грехе и позоре она умерла, не родивши, мучительной смертью. Узнав об этом, сердобольный Владыка прослезился, пожалев, что судил грешницу таким судом, и сказал: «Не буду я больше произносить суда над людьми, если сказанное мной так быстро сбывается...»

С тех пор горожане с еще большим трепетом стали относиться к словам Владыки.

Однажды в очень жаркий день святитель Спиридон прибыл в селение Эритра. Он вошел в храм и повелел одному из диаконов сотворить краткую молитву. Так как Владыка был утомлен от долгого пути и зноя, он попросил диакона не затягивать службы. Однако честолюбивый диакон начал нарочно медленно произносить возгласы и петь. Он явно хвалился своим голосом. Богомудрый Спиридон увидел пагубную страсть диакона - тщеславие и, желая смирить гордеца, Владыка - обычно добрый и кроткий - гневно воскликнул: «Замолчи, творец ослушания!». И диакон тут же онемел. Присутствующие в храме люди были поражены силой слова Святителя. Пока епископ Спиридон сам завершил чтение молитвы, весть о случившемся быстро разнеслась по всему селению и друзья и родственники диакона поспешили в храм. Они стали упрашивать Чудотворца избавить провинившегося от наказания, да и сам диакон, упав на колени и обливаясь слезами, знаками умолял Святителя о прощении. Не сразу Святой исполнил просьбу, он был суров с тщеславными. После отеческого наставления и молитвенного заступничества перед Господом Владыка простил диакона и смягчил суровое наказание - вернул ему дар речи. Однако святитель Спиридон не счел полезным исцелять немого полностью, так как благозвучный голос мог стать причиной нового соблазна. На всю жизнь диакон сохранил следы наказания: он говорил хриплым голосом и немного заикался, но косноязычие не ослабило, а укрепило в нем веру. Он больше никогда не превозносился перед людьми.

Святитель Спиридон обладал даром видеть происходящее на далеком расстоянии и читать мысли собеседников. В городе Константиана (Саламин) жила благонравная и благочестивая женщина по имени Софрония. Ее муж, Олимп Палеур, был идолослужителем и весьма ревностно исповедовал многобожие, но при этом не запрещал своей жене исповедовать Православие. Более того, Олимп любил встречаться и беседовать со святителем Спиридоном. Софрония не раз безуспешно уговаривала мужа отречься от языческих заблуждений, познать Единого Истинного Бога и уверовать в Него.

Однажды Софрония пригласила епископа Спиридона, который находился в это время в Константиане, на званый ужин. Благочестивая хозяйка обратилась к Святителю с просьбой обратить и ее мужа к истинной вере. Она знала о том, как много чудес совершил Святитель ради спасения «заблудших овец». В конце ужина Владыка обернулся к одному из прислужников и громко сказал: «Вон у ворот стоит мальчик, которого прислал мой нерадивый работник. Я доверил ему моих овец, а он крепко заснул и, пока за стадом никто не присматривал, отара покинула пастбище и заблудилась в горах. Когда работник проснулся и обнаружил пропажу, он отправил ко мне мальчика с известием о случившейся беде. Ступай, поблагодари мальчика, передай от меня вознаграждение за труд и скажи ему, что пославший его работник уже нашел всех овец в целости в одной из пещер». Слуга спустился вниз, где юный посыльный с волнением рассказал ему о пропаже овец. Мальчика успокоили и отправили в обратный путь, но не успели гости встать из-за стола, как пришел другой вестник с сообщением, что все овцы найдены. Все произошло по слову святителя Спиридона. Олимп и все присутствующие были несказанно удивлены тем, что Владыка знал о случившемся так, как если бы это происходило у него на глазах. Язычник решил, что святой Спиридон - один из богов, и хотел привести жертвенных животных, приготовить венцы и совершить жертвоприношение. Но Святитель сказал ему: «Я не бог, а только слуга Божий. Я человек, во всем подобный тебе. А что знаю я то, что совершается за глазами, это дает мне мой Бог, и если ты уверуешь в Него, то и ты познаешь величие Его всемогущества и силы».

Вскоре по молитвам святителя Спиридона, силой благодати Христовой, язычник был обращен к истинной вере и просвещен святым Крещение.

В Александрии был созван Собор епископов, чтобы общей молитвой сокрушить идолов и капища, которых было повсюду великое множество. По молитвам отцов, прибывших на Собор, пали все идолы, кроме одного, самого почитаемого. Патриарху Александрийскому в видении было открыто, что этот идол остался для того, чтобы быть сокрушенным епископом Спиридоном Тримифунтским. Патриарх немедленно отправил святителю Спиридону письмо, в котором рассказал о своем видении и попросил Святителя приехать. Святой сразу же отправился в путь и прибыл в Александрийский порт, называемый Новый Город. В тот самый момент, как Святитель ступил на землю, идол в Александрии со всеми жертвенниками повергся в прах, чем возвестил Патриарху и всем епископам приближение святителя Спиридона.

Увидев это чудо, архиереи и весь народ поспешили навстречу Святому, причем не только православные укрепились в вере, но и крестилось много еллинов.

Был святитель Спиридон и христианским мудрецом, и служителем Церкви, и исцелителем людей. Все житие Святого поражает удивительной простотой и силой чудотворения, дарованной ему от Господа; всегда и во всем он был примером истинного благочестия для своих соотечественников. Но как бы ни был праведен человек, по неизменному установлению Божию, неизбежен конец его земной жизни. Святитель достиг возраста 80 лет, и Господь дивным знамением открыл ему приближение дня его кончины: во время летней жатвы святитель Спиридон со своими друзьями собирал урожай и, хотя стояла ясная погода, несколько капель, похожих на росу, внезапно упали и оросили голову Святого. Волосы Владыки тотчас изменили цвет: часть из них оказалась черной, другая стала белой, а третья приобрела желтую окраску. Друзья епископа Спиридона, помогавшие ему на поле, были поражены столь странным явлением и чудесным изменением его облика. Святой осязал голову рукой и сказал, что приблизилось время разлучения души его с телом - благодаря озарению свыше он узнал о часе, когда Отец Небесный призовет его в Вечные Обители. По прошествии нескольких дней святитель Спиридон во время молитвы предал свою святую и праведную душу Господу. Последние слова Святого были о любви к Богу и ближним. Точный год его смерти не известен. Принято считать, что Святой упокоился о Господе в 348 году.

Погребли святителя Спиридона в Тримифунте. Мощи Святого поместили в мраморный саркофаг в храме Святых Апостолов. И через много лет тело Святителя оставалось нетленным и благоухало. В VII веке, вероятно в 691 году, по причине нашествия на Кипр арабских войск мощи Святителя были перенесены в Константинополь; первоначально они хранились в монастыре Богородицы Обрадованной, по соседству с монастырем Христа-Человеколюбца, затем - в храме Богородицы Одигитрии. В последние годы перед взятием Константинополя святые мощи покоились в соборной церкви Святых Апостолов, где почивали и мощи святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова и других святых. Русские паломники XIV и XV веков Стефан Новгородец (1350), диакон Игнатий (1389), дьяк Александр (1391-1395) и иеродиакон Троице-Сергиева монастыря Зосима, который в 1419-1422 годах побывал в Царьграде, Афоне и Палестине, видели и лобызали мощи святителя Спиридона.

В 1453 году, после падения византийской столицы, греческий священник Георгий Калохерет (Калохеретис) спас от турок священные мощи. Он спрятал останки святителя Спиридона и праведной царицы Феодоры в мешки и тайно перевез их сначала в Сербию, а затем в 1456 году на остров Корфу (греческое название - Керкира). По другим источникам, мощи спас священник Григорий Полиевкт, который привез их в греческий город Паримисья в области Эпир, а позже передал священные останки свое­му соотечественнику священнику Георгию Калохеретису уже на Керкире в 1460 году.

Георгий Калохеретис завещал мощи святителя Спи- ридона своим сыновьям Луке и Филиппу. Затем святые мощи перешли по наследству дочери Филиппа, Асимии, которая вышла замуж за Стаматия (Стамателлоса) Вулгариса.

Потомки семьи Вулгарисахранили святые мощи до 1925 года, когда святыня была передана церковным властям Керкиры. Первоначально мощи Святителя хранились в храме святого Афанасия, затем они неоднократно переносились из храма в храм. 4 декабря 1577 года венецианские власти выделили семье Вулгарисов в центре Керкиры (главного города одноименного острова) участок земли специально для возведения храма в честь святителя Спиридона. Строительство продолжалось двадцать лет, но уже в 1590 году после освящения нового храма сюда из храма святителя Николая в Гарице были перенесены мощи Святого.

В начале XVIII века русский паломник-«пешеходец» Василий Григорович-Барский оставил воспоминания о своем пребывании на Кипре и посещении Тримифунта (Тримитусы), он также подробно описал свои впечатления о христианских традициях на Корфу и о поклонении мощам святителя Спиридона.

Мощи были в полном составе, кроме правой руки (десницы), которая, неизвестно когда и по каким причинам, была отделена от тела27. Что касается честной десницы, то, по свидетельству Христодула Вулгариса (великого протопопа Керкиры, жившего в XVII веке), в период с 1592 по 1605 годы она была доставлена из Константинополя в Рим Папе Клименту VIII, который передал святыню кардиналу Чезаре Баронио. Кардинал, известный церковный историк, поместил святую десницу в церкви Божией Матери Санта Мария в Валличелла (Santa Maria in Vallicella) в Риме. Об этом свидетельствует соответствующая запись в церковном архиве. Греческий историк Л.С. Врокинис, ссылаясь на Христодула Вульгариса, писал, что десница находилась в храме Божией Матери в конусообразном позолоченном хранилище невизантийской работы, высотой около полуметра.

В ноябре 1984 года после длительных переговоров и многих приложенных усилий долгий путь святой десницы завершился. Накануне праздника святителя Спиридона Римская Церковь передала эту святыню церкви Керкиры. Митрополит Керкирский, Паксийский и Диапонтийских островов Тимофей (Тривизас) лично ездил в Рим и привез десницу на остров, дополнив бесценное сокровище.

О жизни святителя-чудотворца Спиридона сохранилось немало свидетельств церковных историков. Первое житие Святого было написано ямбическими стихами его духовным сыном святителем Трифиллием, епископом Левкусии Кипрской, оно утрачено, до нас дошел более поздний вариант, в который текст Трифиллия включен частями. О житии, составленном святителем Трифиллием, упоминает епископ Феодор Пафский, также составивший житие святителя Спиридона. О жизни святителя Спиридона сохранились свидетельства церковных историков IV-V веков: Никифора Каллиста, Сократа Схоластика, Созомена и Руфина, обработанные в X веке выдающимся византийским агиографом блаженным Симеоном Метафрастом. Канон святителю Спиридону был написан в первой половине IX века преподобным Феофаном исповедником, епископом Никейским. В славянских служебных Минеях имя святителя Спиридона Тримифунтского встречается с XI века. К этому времени относят перевод службы Святому, составленной Феофаном Палестинским в первой половине IX века.

В России житие святителя Спиридона было хорошо известно по «Великим Четиям-Минеям» митрополита Московского Макария (XVI век). За основу жития Святого митрополит Макарий взял сочинения Феодора Пафского. В конце XVII века святитель Димитрий Ростовский, используя работы Никифора Каллиста, Сократа, Созомена, переработал житие Спиридона Тримифунтского «Великих Четиих Миней».

Источник: Святитель Спиридон Тримифунтский: Житие, чудеса, канон, акафист. М.: Даниловский благовестник, 2009.